new

Пивная лавка въ Германiи и Россiи

поделиться:

Что, собственно говоря, называемъ мы "пивной лавкой" и какъ это выраженiе понимаютъ жители Германiи и Россiи - вотъ тема сегодняшнего моего фельетона.

"Der Bierladen" - дословный переводъ выраженiя "пивная лавка" - въ немецкомъ общежитiи не существуетъ, потому что для немца подобное названiе было бы слишкомъ простымъ и его сердцу ничего не говорило бы. Немецъ любитъ давать всему точные наименованiя, но чтобы въ последнемъ вместе съ темъ было и немного поэзiи или исторiи, по крайней мере, юмора. Мне интересно было бы взглянуть на обывателя Петербурга, когда онъ въ одно прекрасное утро увидалъ бы на Невскомъ проспекте пивную лавку подъ названiем "Кривая Собака". Для него это было бы слишкомъ странно, а между темъ наименованiя заграничныхъ пивныхъ самые разнообразные, напримеръ: "Эрцгерцогъ Карлъ", "Фельдмаршалъ Блюхеръ", "Белая Лилiя" и т.д. Тамъ каждый содержатель пивной лавки можетъ назвать свое заведенiе, какъ ему заблагорассудится.

Немецъ въ теченiе целого дня работаетъ, какъ волъ, а вечеромъ въ чистенькомъ костюме онъ выходитъ изъ дому и направляется съ трубкой въ рукахъ въ "свой" пивной ресторанъ; и такое методичное времяпрепровожденiе повторяется каждый день изъ года въ годъ, и если посетитель почему либо день или два не зашелъ въ ресторанъ, то другiе постоянные посетители, предположимъ "Кривой Собаки", решаютъ, что ихъ знакомецъ или серьезно захворалъ или же даже умеръ. Значитъ, только действительно уважительная причина можетъ заставить немца изменить своей привычке. Почему же онъ такъ крепко придерживается этого патриархального обычая, и какое удовольствiе онъ получаетъ въ "Кривой Собаке"?

Лишь только онъ отворитъ дверь заведенiя, какъ его встретитъ приветливымъ словомъ хозяинъ или хозяйка, онъ также вежливо ответитъ и, снявъ лишнее платье, садится на свое место за столомъ, за которымъ другiе места также заняты ежедневно однимъ и темъ же обществомъ. Къ примеру сказать, у стола шесть стульевъ и на нихъ заседаютъ каждый четвергъ следующiе лица: священникъ, лесничiй, докторъ, столяръ, трубочистъ и портной.

Читатель мой, кажется, улыбается надъ этимъ составомъ общества въ пивной, но что же поделать - действительность говоритъ сама за себя.

Нашъ герой, закуривъ свою трубку и удостоверившись, что его все общество въ сборе, начинаетъ, после хорошего глотка изъ стоящего уже передъ нимъ бокала, принимать участiе въ общемъ разговоре.

Въ "Кривой Собаке" чисто, светло и тепло, пиво великолепное, а на дворе снегъ и стужа, и къ тому же времена то какiе: что ни день - масса мировыхъ и местныхъ новостей, и немецъ ходитъ вечеромъ въ свою пивную, чтобы отвести душу, узнать, что делается на беломъ свете, и вместе съ темъ поделиться добытыми имъ сведениями. Да и посудите сами, читатели, разве не животрепещущаяся новость - сообщенiе доктора, что у городского головы варятъ для супа на шесть персонъ всего полъ фунта говядины. Священникъ рассказываетъ подъ строжайшимъ секретомъ, что секретарь городской управы проводитъ все вечера у сапожного мастера Мюлера и съ дочкой последнего играетъ въ дурачки; все сидящiе за столомъ въ пивной объявляютъ означенную игру просватанной, высчитываютъ, сколько девица получитъ приданного, устанавливаютъ добродетельные отношенiя жениха и невесты, а въ конце концовъ решаютъ, что секретарь управы дуракъ.

Местные злобы закончились, и наше общество занялось рассмотренiемъ мировыхъ событiй. Докторъ после 6-ой кружки пива решаетъ, что Кобургъ недостоинъ считаться членомъ великаго немецкаго народа: трубочистъ негодуетъ на турецкихъ министровъ и предлагаетъ всему собранiю не давать турку въ займы ни одного ломаннаго пфенинга впредь до измененiя положенiя въ Турцiи. Столяръ разбираетъ первого министра по косточкамъ и тутъ же выводитъ его въ отставку, священникъ полагаетъ, что пора уже итальянцу посолить хвостъ, а лесничiй после восьмой кружки отнимает у Англiи Гибралтаръ и присоединяетъ его къ Германiи. На закуску для девятой кружки попадаетъ еще разъ бедный Кобургъ; въ это время часы бьютъ десять и общество до следующаго дня, оставивъ нерешеннымъ вопросъ: выселить всехъ евреевъ въ Палестину или же направить их въ Россiю, - поднимается изъ-за стола и расходится съ темъ, чтобы на завтра после трудового дня снова встретиться.

Замечу, что какъ въ "Кривой Собаке", такъ и во всехъ другихъ подобныхъ же заведенiяхъ дозволено играть въ карты, домино, шашки, шахматы и читать какiе угодно газеты и пр., однимъ словомъ, всякiй можетъ делать то, что ему вздумается, лишь бы это было прилично. Это - единственно, что требуется отъ посетителя.

Но совсем другая картина представляется въ Россiи. Здесь уже одно названiе и однообразная казеннаго образца вывеска показываютъ, что пивные лавки находятся подъ неусыпной опекой "начальства". Войдя въ пивную, мы увидимъ одну, самое большое две комнаты, въ большинстве чистенькiе, обстановка въ нихъ приличная и приказчикъ стоитъ за прилавкомъ, - однимъ словомъ все, какъ следуетъ. За некоторыми столиками молчаливо сидятъ посетители и пьютъ сосредоточенно какое-нибудь пиво. А где-нибудь въ углу на столе лежитъ всего одинъ экземпляръ местной газетки; и въ общемъ на всемъ печать унынiя и какъ будто чувствуется здесь невидимое предчувствiе все той же начальственной опеки, по желанiю которой приказчикъ и пивные могутъ подвергнуться любой репрессiи до закрытiя включительно. Уплаченные сборы и налоги здесь роли не играютъ, приказчикъ вечно подъ страхомъ, говорятъ здесь шепоткомъ и то только о домашнихъ делахъ, редко о коммерческихъ.

Право на посещенiе пивныхъ въ Россiи сохранили для себя, безъ ущерба для своей репутацiи, только люди низшего сословiя, для лучшего же общества пивная лавка, хотя бы и самая приличная, считается чуть ли не позоромъ и во всякомъ случае подрываетъ положенiе человека. И какъ-то по неволе позавидуешь немцамъ и посетителямъ "Кривой Собаки". Въ Россиiи пивную держатъ въ ежовыхъ рукавицахъ, боятся, какъ бы она не подпортила народъ, и никто не думаетъ о томъ, что въ Германiи пиво пользуется правомъ гражданства, и не смотря на это, немцы являются чуть не первой нацiей въ мире, а мы, пожалуй, на последнемъ плане, если, конечно, говорить о всемирно известномъ русскомъ мотовстве.

Твердо убежденъ, что свобода торговли пивомъ Россiю бы не испортила, а казна кроме прибыли ничего бы не получила. Почему же въ такомъ случае пивоторговый промыселъ у насъ въ удивительномъ загоне и почему онъ пользуется почетомъ, на западе?


Ресторанное Дело №1, 20 января 1914 г.

new
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность комментировать.
Рейтинг@Mail.ru