new

Бывший «Бар» - под комсомольское кафе

поделиться:

Куда деваться человеку, который проработал 6-8 часов? Хочет использовать оставшийся еще час-другой отдыха? Куда ему идти?
В кино? На концерт? Или опять за книгу?
Нет – хочется совсем другого. Встряхнуться, забыть на время все деловое, серьезное, «умственное». Психика требует иных, новых раздражителей; не израсходованная еще энергия требует приключения на иную деятельность.
Хочется повидать людей, поболтать – именно поболтать, а не дискуссировать, не аргументировать, не резонировать. Хочется посидеть и между людей иных профессий, а также покалякать и со своими товарищами, поразвлечься с ними где-нибудь в большом, ярко освещенном, полном народа помещении, послушать веселую музыку, услышать что-нибудь забавное, посмеяться вместе, побалагурить. Хочется, наконец, потанцевать. Да, потанцевать, сколь сие не покажется ужасным иным святошам.
Но вот такого-то учреждения у нас в Ленинграде и не имеется. Некуда у нас в этом случае податься и почему молодежь идет в кабаки, устраивает вечерухи, кончающиеся пьянкой и всяким непотребством и бежит по Гиммельманам на «великосветские» фокстроты и шимми.
На юге СССР широко развита уличная общественная жизнь, там по вечерам все идут в кафе и сады. В Киеве, например, ярко освещенные, нарядно обставленные кафе битком полны, а пивные пустуют. Заграницей вся вечерняя общественная жизнь не только в буржуазных, но и в рабочих кварталах протекает по этим кафе и аналогичным учреждениям.
У нас в этом отношении зияющая брешь. Сейчас помещение быв. «Бар» свободно.
Великолепное помещение, вполне приспособленное для устройства грандиозного кафе. «Есть развернуться где на воле», широкой инициативе предоставляются самые широкие возможности по-новому построить веселый, культурный, общественно проводимый отдых. И за это новое должна взяться молодежь.
Бывший «Бар» должен стать комсомольским кафе, местом организованного, культурно поставленного веселья молодежи. Без пьянки, без грязи, без мещанской «великосветскости». Побольше света, цветов, нарядного, уютного убранства. Самое драконовское выполнение правил: «без шапок», «без пальто», «здесь курить воспрещается» в иных комнатах и «здесь курить разрешается» в других.
В кафе непременно должна быть музыка и при этом в каждом помещении своя. Следует попробовать организовать общее пение всем залом под оркестр: это вполне удается немецким рабочим в их излюбленных локалях.
Должен быть в кафе и дешевый буфет, разумеется, без спиртных напитков, читальня с газетами, журналами, небольшими по объему книжками и брошюрами.
Помимо этого в кафе необходимо организовать эстрадные концерты, где выступали бы не только специалисты-эстрадники, но и поэты, и писатели, фельетонисты, заводские затейники, живгазетчики и т.д.
Наконец, танцы, для которых надобно отвести специальное помещение. Но танцевать надо с выбором, не всякие и не похабно выполняемые танцы. Танец есть коллективное действие, коллективное веселие, зародившееся, вероятно, еще в те времена, когда первобытный человек, насытившись и отогревшись, веселыми, коллективно выполняемыми движениями выражал всем племенем свою радость. Здоровый танец - органическая общественная потребность, отдыхающей после труда молодежи.
Комсомольское кафе должно стать пионером в организации здорового культурного отдыха «после пяти».

Викниксор.


Иллюстрированная Бытовая Газета №080,
от 30 ноября 1929 года

new
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность комментировать.
Рейтинг@Mail.ru