new

Дела давно минувших дней. Преданья старины глубокой.

поделиться:

Ресторанная тематика принадлежит к числу наименее разработанных сторон бытовой жизни Петербурга. Если о великосветских обедах писали, то о ресторанах либо упоминали вскользь, либо не упоминали вообще. Между тем, российские рестораны в целом, и петербургские в частности всегда были больше чем рестораны. Как Россия представляла из себя в начале прошлого века страну противоречий и наслоений разных культурно-временных пластов, так и рестораны, по-видимому, не могли быть просто сводимы к выполнению только утилитарных функций. Должна была сказаться своя самобытность в наших ресторанах.
История ресторанов при ближайшем рассмотрении превращалась и превращается в проблему. Объяснения тому и ограничения, накладывавшиеся на исследователей в прежние времена, и отсутствие источников, которые позволили бы написать историю дореволюционного ресторана как цельного феномена. Впрочем, поминутная история ресторана была бы, по-видимому, утомительной, но даже создание сюжетов, освещающих историю отдельно взятого ресторана, выглядит несколько проблематичным. И все же ...

Хорошо известен петербуржцам ресторан "Вена" на углу М. Морской и Гороховой улиц. Некогда слава "Мекки писателей и художников", открывшейся 31 мая 1303 года после ее освящения Иоанном Кронштадским, гремела по всей России. Популярность ресторана была так высока, что И.С. Соколов не пожалел средств на издание книги, посвященной десятилетию ресторана "Вена". Подобной книги не издал не один ресторан Петербурга (по крайней мере, о других изданиях подобного рода мы сведениями не располагаем). "Десятилетие ресторана Вена" является, по общему мнению, библиографической редкостью. Вот что об издании этого альбома писал очевидец Г.Ю. Феддерс: "Книга была роскошно издана, со многими иллюстрациями и репродукциями литературных и художественных экспонатов "Вены". Весь тираж разошелся буквально за несколько дней. Книга теперь является библиографической редкостью".

Экземпляры этой книги содержатся в фондах РНБ и БАН. Более того, в том же 1913 году вышла и другая книга "Столица России. Что-то вроде монографии", где в главе о ресторанах "Вене" было уделено особое место. Правда, после 1917 года ресторан ждала судьба многих подобных заведений Петербурга. На авансцену истории выходили другие ценности, среди которых места ресторанам, увы, не было. Только в 20-е гг, когда был сделан "шаг назад, обрадовавший всех", рестораны стали возрождаться, но "Вена", к сожалению, в их число не попала. Не было и той литературной богемы, которая могла бы возродить ресторан. Он отходил в область истории. И интерес к ней проснулся, не мог не проснуться, но ждать пришлось довольно долго. В качестве основного источника послужило все то же "Десятилетие ...". К нему обращались все, кто ставил перед собой задачу осветить историю ресторана "Вена".

Экземпляры этой книги содержатся в фондах РНБ и БАН. Более того, в том же 1913 году вышла и другая книга "Столица России. Что-то вроде монографии", где в главе о ресторанах "Вене" было уделено особое место. Правда, после 1917 года ресторан ждала судьба многих подобных заведений Петербурга. На авансцену истории выходили другие ценности, среди которых места ресторанам, увы, не было. Только в 20-е гг, когда был сделан "шаг назад, обрадовавший всех", рестораны стали возрождаться, но "Вена", к сожалению, в их число не попала. Не было и той литературной богемы, которая могла бы возродить ресторан. Он отходил в область истории. И интерес к ней проснулся, не мог не проснуться, но ждать пришлось довольно долго. В качестве основного источника послужило все то же "Десятилетие ...". К нему обращались все, кто ставил перед собой задачу осветить историю ресторана "Вена".

В первом ключе написана статья Г. Васюточкина. Он определяет значение ресторанов Петербурга для литературного творчества следующим образом: "Ни один город не знает такого обилия питейных мест, где стечение обстоятельства высекало в поэтических душах искры озарений, мест, годе полярные стороны бытия - пошлость и таинственность - служат электродами, между которыми вспыхивает пламя вольтовой дуги, переплавляющей разрозненные предметы быта в романтическую фантасмагорию".
Петр Градский обратился к истории ресторана "Вена" по причине скорее не ресторанного свойства "На Литейном". Публикация была посвящена находящемуся там букинистическому магазину и тех старых книгах, которые нашли себе приют, среди которых и оказался сборник "Десятилетие ...". Признано, что он давно стал букинистической редкостью. В этой статье читатель мог познакомиться с обстоятельствами открытия "Вены" и увидеть ряд рисунков, взятых из упомянутой книги. Автор указывает на ряд причин успеха "Вены". "Приходившие сюда "люди творческих профессий" находили здесь сразу два достоинства: компанию своих коллег и относительную дешевизну кухни при высоком ее качестве... Небогатые писатели притягивали богатых зевак, так как публике хотелось поглазеть на кумиров".

Обстоятельностью отличается и описание "Вены" у Льва Сидоровского, но по большому счету - это также художественная обработка "Десятилетие ...". Публикация заслуживает внимания, поскольку в ней осуществлена попытка сравнения современного состояния ресторана "Вена" с тем, что было когда-то. "Год назад (то есть в 1995) нашлись люди, которые "Вену" возродили. Здесь все - "по-венски": уютный, изысканный интерьер, особая, конечно, венская мебель, цветочные композиции, витражи на окнах, мозаика на полу, наконец - "венская беседка" с ослепительно белым роялем... Здесь можно отведать блюда и европейской, и русской, и восточной кухни... Здесь официанты - в элегантной форме, которая удачно вобрала в себя элемент костюма русских половых...".

В работах Ю. Алянского, подготовленных по материалам собрания Г.А. Иванова, история "Вены" получает более подробное освещение. Самое главное достоинство его работ - это картина истории ресторана во времени. Конечно, она фрагментарна, но обладает некоторой внутренней целостностью, которую ей придает ощущение развития. Более того, Ю.Алянский не прошел мимо такой интересной заметки, которая появилась в "Вечернем Ленинграде" за 1987 год. В ней Ю. Лазарев приводит любопытные факты, которые, по-видимому, опровергают мнение об открытии ресторана в 1903 году. Ю. Лазарев обнаружил в мемуарах писателя И.Л. Щеглова (литературный псевдоним И.Л. Леонтьева) сведения, согласно которым "Вена" существовала с 1883 года. Ю. Алянский вообще приводит 1875 год, когда открылся кафе-ресторан "Вена", принадлежавший купцу Ротину. Автору этих строк довелось рассматривать адресные книги ("Весь Петербург") за 1897, 1903 и 1908 годы. Так, согласно адресной книге за 1897 год ресторан "Вена" в списках не фигурирует. Трудно предположить, что этот ресторан могли пропустить. Наиболее удовлетворительным объяснением может служить факт временного закрытия ресторана, что было явлением не таким уж редким, после чего он возродился. Но справедливости ради стоит сказать, что только под чутким руководством "губителя птичьих душ" "Вена" приобрела статус, как никакой другой ресторан в Петербурге, свидетельством чему и стал указанный сборник. Весьма любопытным фактом является смена рестораном своего названия в связи с войной, когда ресторан из патриотических соображений значился под вывеской "Ресторан И.С. Соколова". Нельзя пройти мимо интересного очерка в журнале "Питание и общество" за 1993 год. Как признаются авторы Н. Ковалев и Н. Карцева, "материалы альманаха "Десятилетие ..." стали нашим путеводителем по залам и кабинетам знаменитого ресторана". Как бы вторя справедливому замечанию Ю. Ракова о том, что "никто в музыке у Соколова не нуждался. У каждого была своя музыка", авторы приводят мнение одного из посетителей: "Мне нравится, что "Вена" ресторан без музыки. Я не люблю музыки, опустившейся до ресторана. Я не люблю ресторана, опустившегося до музыки. Музыка всегда превращает ресторан в кафешантан. Я не прочь во благовремении попасть и в кафешантан. И смешать эти ремесла есть тьма охотников - я не из их числа".

юбилейного альманаха внесет много нового в историю нашей культуры. Ведь в нем помещены десятки портретов известных людей той эпохи, опубликованы любопытнейшие воспоминания... Материалы эти нигде больше не публиковались и широким кругам читателей совершенно не известны". Таким образом, "Вена" еще не сказала своего последнего слова. Сейчас нам бы хотелось привести зарисовки жизни ресторана "Вена" накануне Первой мировой войны, составленных по материалам воспоминаний Г.Ю. Феддерса.

***

"Ресторан "Вена"... Кто из доживших до наших дней бывавших в Петербурге начала XX века и имевших отношение к литературе, не бывал в "Вене", не вспоминает с восхищением этот знаменитый "литературный" ресторан, излюбленное место встречи столичных писателей, поэтов, артистов, художников, композиторов, скульпторов!.. Владельцем его был некий Иван Сергеевич Соколов, кажется бывший повар (официант - А.К.), редкостный знаток и мастер кулинарного дела, в то же время искрение любивший литературу и искусство и знавший в них толк. Иван Сергеевич придумал чрезвычайно остроумное условие для своих клиентов. Каждый обедающий или ужинающий ... должен был время от времени оставлять либо свой автограф, либо шарж, либо карикатуру, либо четверостишие, либо несколько тактов из новой песни или романса. Все это богатство поступало отнюдь не в "фонды" ресторана, а с большим вкусом развешивалось на стенах всех его четырех зал, образуя таким образом настоящий литературный и художественный музей. Это почти всегда была талантливая импровизация...
С девяти-десяти часов вечера начинался съезд писателей и художников, которые мало-помалу заполняли все четыре зала и становились фактически полновластными и единственными хозяевами "Вены". К одиннадцати часам уже было известно, каким дежурным блюдом шеф-повар Иван Ксенофонтович угостит сегодня своих друзей. После двенадцати в зал входит премьер Александринского драматического театра Николай Николаевич Ходотов. Он устало садится за "свой столик" и просматривает меню ужина...
Однако гвоздем вечера надо признать появление во втором часу ночи А.И. Куприна в сопровождении целой "свиты". Официанты широко распахивают двери, и вся компания шумно рассаживается за большим столом в третьем зале. Не обходится без пересудов.


Смотрите, смотрите: Куприн приехал!
- Да, собственной персоной.
- И Маныч с ним.
- Ну, а как же! Первый друг.
- Добавьте: и собутыльник.
- Откуда это они? Должно быть, от Кюба.

Александр Иванович, небольшого роста, крепыш, видимо утомленный предыдущими нашествиями на другие рестораны, устало отпускается в кресло и требует отварной ветчины под соусом "бешемель" и джина. То и другое подается мгновенно. Некоторое время слышен только звон рюмок и стук ножей и вилок...". Г.Ю. Феддерс вспоминает эпизод, характеризующий литературные нравы того времени.
"В Петербурге существовал тогда еженедельный журнал "Пробуждение" издаваемый предприимчивым дельцом Н.В. Корецким и удовлетворявший мещанско-обывательские вкусы...Корецкий завлекал выгодными посулами неопытных в денежных делах молодых авторов и потом платил им гроши. У "генералов от литературы" Корецкий выклянчивал хотя бы маленький рассказец и надоедал до тех пор, пока не получал какую-нибудь вещицу и платил большие гонорары.
И вот однажды он пристал к Куприну - дело было в "Вене" уже под утро - с просьбой уступить для "Пробуждения" хотя бы малюсенький рассказец. Александр Иванович сначала отнекивался, но так как он был в благодушном настроении, то пообещал дать миниатюру в 200-300 строк. Корецкий был в восторге. Но тут Куприн лукаво посмотрел на него и сказал: А помнишь, Коля, как ты у меня в прошлом году "вымунтячил" два рассказа? Я тебе тогда сказал, что они горяченькие, прямо "с пылу с жару". А ведь я тебя здорово надул: оба были старенькие, года за три перед тем напечатаны в "Севере". Ха-ха-ха! Корецкий побледнел и хлопнул себя по лысине. Но Куприн его успокоил и пообещал к пасхальному номеру свежую вещицу...
Такова была литературная "Вена", о которой я вспоминаю с теплым чувством и грустью о том, что ее давно уже нет. (Мемуары были изданы в 1963 году).
Неудивительно, что один известный петербургский фельетонист и поэт-сатирик, выступавший под псевдонимом "Евгений Венский", посвятил прославленному ресторану И.С. Соколова целый альбом-монографию...". Трудно сказать, насколько справедлива эта информация, но отметим, что никто из писавших о "Вене", ее не дает. Под именем Евгения Венского скрывался сатириконовец Евгений Осипович Пяткин, творческая деятельность которого началась в 1912 году.
Хотелось бы вспомнить юмореску в стихах, оставленную нам неизвестным автором. Может быть и в иронической форме, она так описывает впечатление от ресторана у провинциалов:

"Два шальных провинциала две забытые фигуры -
В уголке, прижавшись к стенке, робким взглядом стерегут,
Как упитанные боги и вожди литературы
Громко чавкают над пищей, сквернословят или пьют ...
У шальных провинциалов сердце носится в качуче,
Уж еще бы - У себя-то есть, о чем порассказать.
Все известные столицы здесь сидят в шумливой куче
Жалко, нет с собой блокнота, всех бы надо записать...
Поздно. Тушат в зале люстры. Два садовых репортера
Извиняются у стойки за упорный неплатеж.
Беллетрист уже в швейцарской, потеряв прозрачность взора
Натыкается на встречных в тщетных поисках калош.
Вот в заметном отдаленье - те же робкие фигуры -
Два шальных провинциала проявляют торжество.
Посмотрели целый вечер. Вот, где цвет литературы -
Беллетристы да поэты. Это тоже, брат, того..."

new
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность комментировать.
Общественное питание в Санкт-Петербурге – этапы развития

Общественное питание в Санкт-Петербурге прошло долгий путь развития, начиная с 1703 года. Постоялые дворы, рестораны и трактиры появились, когда началось строительство Петербурга, и из разных стран начали приезжать специалисты, которых нужно было где-то размещать и кормить.

Летняя жизнь пригородов Петербурга

Особенно примечательным явлением на той же Петергофской дороге стала серия регулярных садов, разбитых фаворитом Екатерины II Львом Александровичем Нарышкиным. Здесь им был организован сад «Баба», а напротив него - «Аглицкий сад», равного которому «вряд ли сыщется и в Англии».

Летние увеселения при Петре I

Император сидел у фонтана на шкиперской площадке за столом, уставленным табаком, трубками и вином. В 6 часов приносили ушат, наполненный простым вином. Каждому подавали ковш, а тех, кто отказывался пить, заставляли насильно.

Старый ресторанный Петербург: от «капернаума» до ресторана

Практически все владельцы ресторанов в Петербурге вышли из трактирного промысла. Так, рестораном «Медведь», располагавшимся на Большой Конюшенной, владел Алексей Акимович Судаков.

Трактирный промысел на Руси

Очерки по истории российского трактирного промысла с начала его возникновения

Летний отдых петербуржцев. Вступительная часть

Наряду с государственными праздниками обычной и популярной формой досуга горожан являлось участие в народных увеселениях и гуляниях. Непременным атрибутом таких увеселений были всевозможные аттракционы, карусели, качели. С конца XVIII века в моду вошли летние катальные горы. Их строили...

Рейтинг@Mail.ru