new

К TALON помчался: он уверен, что там уж ждет его Каверин...

поделиться:

Наб. реки Мойки, 59 / Невский пр., 15 /
Большая Морская ул., 14

угoл Невского проспекта
и набережной реки Мойки

Современные здания на углу Невского проспекта и набережной реки Мойки стали живой легендой всей истории Санкт-Петербурга. Это одни из старейших зданий Невского проспекта (только Аничков и Строгановский дворцы были построены раньше). Здание расположено на пересечении трех улиц. Некоторое время в нем располагался шахматный, затем музыкальный клуб, где проводились концерты и маскарады, среди гостей которых были А. Радищев, Д. Фонвизин и Дж. Кваренги. Затем в здании располагались популярные рестораны «Талон» и «Фелета».
Первые, еще деревянные строения в районе будущих Морских улиц появились в конце 1704 года. Одновременно на Неве строились Адмиралтейские верфи. Уже в 1705 году Александр Данилович Меншиков получил челобитную о том, что «те мастеровые люди, кои ныне приехали, живут у Адмиралтейского двора, скучают, чтоб на сей стороне быть продаже съестным припасам и питье вина и пива, для того, что им на другую сторону переезжать с трудом и от дела не надлежит.» Ведь вся торговля находилась еще на Санкт-Петербургском острове. По приказу Меншикова возник Морской рынок, располагавшийся на месте первых домов нынешнего Невского проспекта. Но «пожарного страху ради» рынок велено перенести подальше от Адмиралтейства - на угол прокладываемой Невской прешпективой дороги (будущего Невского проспекта) и реки Мьи (Мойки).

В 1716 году на этом месте по проекту архитектора Г.-И.Матарнови начали сооружать Мытный двор. Но в 1718 году Г.-И.Матарнови умирает. Продолжает его дело Адмиралтейский архитектор Н.Ф.Гербель. На рынке можно было купить съестные припасы, здесь же была устроена харчевня. Многочисленные попытки навести на рынке санитарный порядок были неудачными. Поэтому в самом начале 1730-х годов решено «съестной рынок с его мерзостями и нечистотами убрать». Но этим планам не суждено было осуществиться.... Большой пожар 11 августа 1736 года уничтожил рынок вместе со всеми окружающими строениями. К 1739 году созданная Комиссия о Санкт-Петербургском строении подготовила генеральный план уничтоженной пожаром местности. По этому плану на месте бывшего Мытного двора было намечено строительство Каменного Гостиного торгового двора - главного рынка всей Адмиралтейской стороны. Тогда же появились Большая и Малая Морские, а также переулок от причала на берегу Мойки, где было «место складки кирпича». Переулок чуть позднее получил название «Кирпишно».

В марте-ноябре 1755 года на незастроенном участке между Мойкой, Невской прешпективой и «Кирпишном» переулком Б.-Ф.Растрелли построил для императрицы Елизаветы Петровны временный деревянный зимний дворец. Он поражал своей роскошью. Огромное здание включало более 155 помещений. Вдоль Невского проспекта шла анфилада парадных апартаментов. Вглубь участка простирались огромный тронный зал, картинная галерея - Эрмитаж, за ним размещалась кухня со многими очагами. По набережной реки Мойки устроены также парадные и жилые помещения, а также великолепный театр с амфитеатром зала и громадной сценой. Помещения имели роскошную барочную отделку - наборные паркеты, резные золоченые и посеребренные детали по чертежам Б.-Ф.Растрелли, живописные плафоны, выполненные придворным живописцем Дж. Валериани, зеркала, канделябры…

25 декабря 1761 года «Ее императорское Величество по воле всемилостивейшего Бога переселилась в вечное блаженство». Наследник император Петр III принял присягу гвардии, которая была выстроена напротив деревянного дворца. А в апреле переехал в незаконченный каменный Зимний дворец на набережной Невы.
В 1767 году новая императрица Екатерина II распорядилась разобрать деревянный дворец. Не тронуты были только тронный зал, кухня под мастерскую, да жилье для скульптора Фальконе, приглашенного для создания памятника Петру I. К этому времени возобновилось строительство трассы Большой Морской улицы, перекрытой ранее дворцом. Часть освободившегося места между Мойкой и Большой Морской вдоль Невского проспекта была пожалована Генерал-Полицеймейстеру Санкт-Петербурга Н.И.Чичерину. За три года (с 1776 по 1771 годы) сооружено четырехэтажное здание, обращенное главным фасадом на проспект. Здание, построенное в стиле русского раннего классицизма, сохранилось до сих пор. Но архитектор, к сожалению, неизвестен. Владелец дома снимал парадные покои третьего этажа, остальные - сдавались жильцам и под лавки. Некоторое время квартиру в этом доме занимал зодчий Джакомо Кваренги.

Здание уже тогда славилось своими роскошными залами, в которых постоянно устраивались великолепные торжества.

При Чичерине и его наследниках в доме располагалось Музыкальное общество, которое в зимнее время давало концерты, балы, маскарады. В оркестре Общества играли 50 превосходных музыкантов, часто выступали придворные певцы и певицы Императорской оперы. Балы и маскарады сопровождали обеды и ужины в размещенной в доме ресторации. Но вскоре превосходившая все мыслимые пределы роскошь парадных вечеров совершенно расстроила дела Общества. И вот в 1792 году с аукциона продаются абсолютно все прекрасные музыкальные инструменты, мебель, столовая и поваренная посуда для ресторации.

В 1777 году грозный Чичерин не смог организовать спасение жителей от наводнения и был отстранен от власти. После его смерти домом владел его сын - вице-полковник Кирасирского полка. В 1792 году наследники продают дом князю Алексею Куракину. По воспоминаниям современников, Куракин был истинным богатым вельможей екатерининского времени, но его «развратная жизнь, мотовство, хлопотливость без пользы, проекты неисполнимые и пустые, недостаточное образование - хотя при уме от природы остроумном, делали его тяжелым для подчиненных, несправедливым.» Некоторое время секретарем при Куракине был молодой М.М.Сперанский. Спустя годы, при Александре I, он возглавит реформу всего государственного управления Российской империи.

Но вернемся ко временам, когда во всем великолепии «правил балом» князь Куракин. В 1792-1794 годы, вдоль по реке Мойке строится новый корпус, примкнувший к существовавшему корпусу по Невскому проспекту.
В 1799 году дом купил богатый кораблестроитель А.И.Перетц. Это был образованный, добрый человек. Но «великий плут». Он сумел монополизировать поставки соли в казну. По городу в то время ходил каламбур: «Где соль, там и Перетц». Перетц искал себе покровителей. Парадные апартаменты у него снимал Санкт-Петербургский Генерал-Губернатор граф П.А.Пален. Тот самый Пален, который в 1801 году возглавил заговор против Павла I. Среди тайных посетителей Генерал-Губернатора особое любопытство вызывал бородатый мужик в тулупе и валенках, которого предупредительно, вне очереди сопровождали в кабинет Палена. Это была загримированная женщина - Ольга Александровна Жеребцова, сестра екатерининских фаворитов Зубовых, одно из главных действующих лиц заговора. После устроенного под руководством Палена переворота, императором стал Александр I, быстро выславший Палена из столицы. Роскошную квартиру вдоль Невского проспекта занял хозяин дома А.И.Перетц, продолживший традицию устройства здесь приемов, балов и вечеров.

В 1806 году дом перешел к потомственному почетному гражданину купцу А.И.Косиковскому, владевшему им в течение полувека. При нем в 1820-х годах известный архитектор В.П.Стасов пристроил к дому корпус, выходивший на Большую Морскую улицу. Здание с колоннами было построено в стиле высокого классицизма.
С конца ХVIII века в Санкт-Петербурге начали появляться французские «ресторасьоны». Один из них располагался в доме Косиковского. Хозяин этого заведения, французский повар и кулинар Пьер Талон появился в России в 1810-х годах. Именно его упоминает А.С.Пушкин в романе «Евгений Онегин»:

К Talon помчался: он уверен
Что там уж ждет его Каверин.
Вошел: и пробка в потолок,
Вина кометы брызнул ток;
Пред ним roast-beef окровавленный,
И трюфли, роскошь юных лет,
Французской кухни лучший цвет,
И Страсбурга пирог нетленный
Меж сыром лимбургским живым
И ананасом золотым.

В доме Косиковского некоторое время жила французская красавица, выдающаяся драматическая актриса Жорж. Во Франции ее поклонником был Наполеон Бонапарт, но близость с Наполеоном длилась недолго. В 1808 году Жорж приехала в Санкт-Петербург. Ее покровителем стал молодой флигель-адъютант Бенкендорф (будущий всесильный шеф жандармов), а затем - Нарышкин и, наконец... сам Александр I.

В конце 1812 года актриса уехала во Францию. В списке отъезжающих из столицы опубликовано имя «Маргарит-Жозефин Жорж-Веймер, французской актрисы, вместе с сестрой Луизою Шарлоттою Жорж-Веймер и отцом их Франсуа Жорж-Веймер, из углового дома Косиковского на Невском проспекте…».

В 1825 году Талон отбыл на родину, а ресторан перешел в руки француза Фелье. Ресторан Фелье также пользовался огромной популярностью, в том числе, среди литераторов. А.С.Пушкин был поклонником ресторана и заказывал здесь блюда на дом. Известно, что незадолго до роковой дуэли хозяин ресторана получил от Пушкина заказ на доставку на дом паштета. Счет за паштет был уплачен опекой уже после гибели Пушкина.
Традиционно в зданиях и на участке выставляли «изюминки» для зрителей. Так, в 1820-е годы на участке был устроен «Театр света, на коем зрители, не переменяя мест своих, могут видеть Европу, Азию, Африку и Америку». В 1825 году в доме Косиковского был выставлен макет центра Санкт-Петербурга. На этом огромном макете в мельчайших подробностях была показана его архитектура - дома выполнены из картона, колонны и мосты - из дерева, крыши домов - из свинца, каналы, реки и Нева - из белой жести. Макет изготавливали 55 человек под руководством итальянца Антона де Росси, родственника архитектора Карла Росси.

В здании жили многие выдающиеся деятели России. С 1821 года сюда переехал известный литератор Н.И.Греч. В 1825 году здесь квартировал В.К.Кюхельбекер, в марте-июне 1828 года в этом здании снимал квартиру А.С.Грибоедов, который привез в Санкт-Петербург заключенный с Персией Туркманчайский мирный договор. На Грибоедова смотрели как на восходящую звезду, в его приемной всегда толпились сановники, спешившие заручиться благосклонностью. Под квартирой Н.И.Греча размещалась известная, одна из лучших в России типография А.Плюшара. В этой типографии печатались произведения А.С.Пушкина, альманах «Новоселье», фолиант А.П.Башуцкого «Панорама Санкт-Петербурга», известнейшая живописная «Панорама Невского проспекта» художника В.С.Садовникова и граверов И.Иванова и П.Иванова. В доме находился книжный магазин Ротгана, торговавший сначала иностранными книгами, а с 1835 года называвшийся «Магазином новостей Русской словесности.»

Но основные залы здания постоянно снимали различные клубы. После Музыкального Общества (Музыкального клуба) здесь размещались сменявшие друг друга Мещанский клуб, Бюргер-Клуб, Благородное Танцевальное собрание, Благородный клуб. Что происходило в этих клубах? Всегда - балы, танцевальные вечера в главных залах, популярная карточная игра в специальных залах и возможность отужинать в приятном обществе в ресторациях.

В 1858 году весь участок с домом по Невскому проспекту, корпусами по набережной реки Мойки и по Большой Морской улице купили Степан Петрович и Петр Степанович Елисеевы, родственники знаменитого купца, хозяина «Елисеевского Магазина», почетные граждане, члены правления крупных столичных банков. По проекту академика архитектуры Н.П.Гребенки во многих корпусах проведена реконструкция, а флигель, выходивший на набережную Мойки, надстроен четвертым этажом.

Значительные изменения произошли в 1902 году, когда по проекту архитектора А.К.Гаммерштедта изменена отделка интерьеров дома. К тому времени владельцем был С.П.Елисеев, потомственный дворянин, действительный статский советник, член совета «Русского для внешней торговли банка», председатель правления Страхового общества «Русский Ллойд». Именно тогда в корпусе на набережной выполнены дубовый парадный вестибюль в стиле ренессанса, парадная мраморная лестница с лепкой и росписями на стенах, с витражным плафоном, парадные помещения 2-го и 3-го этажей (приемная в стиле Людовика ХVI, ампирный кабинет, зал в духе ренессанса). В отделке помещений использовали драгоценные породы мрамора и дерева, бронзу и кованый металл, богемское («бемское») травленое стекло, витражи, хрустальные торшеры известнейшей французской фирмы «Баккара», бронзовые люстры, живописные плафоны, мраморные и деревянные резные (из дуба и ореха) камины. В парадных помещениях лицевого корпуса (он выходит на Невский проспект) сохранились мотивы классицизма ХVIII века.

В 1862 году в доме открылся Шахматный клуб. Позднее в доме обосновалась банковская контора «Георг Верблюнер и Ко», в 1914 году - Центральный банк общества взаимного кредита.

В годы гражданской войны по инициативе Горького дом «приютил» деятелей литературы и искусства. Здесь был создан Дом искусств, сокращенно «ДИСК». Жизнь обитателей ДИСКа описана в романе О.Форш «Сумасшедший корабль». Кроме писателей, таких как А.Грин, О.Форш, здесь жили портные, часовых дел мастера, служащие, и огромный штат ерофеевской (подразумевается елисеевской) прислуги. Встречались все на кухне, а в нижнем этаже своим чередом шли балы. А что вытворяла прислуга бывшего дома Ерофеевых? Тряхнув стариной, слуги облекались в лакейские фраки и перчатки снежной белизны. Они как музыку ловили звуки: звон ножей и посуды, возгласы: «Ч - эк» (человек!). В первом этаже корпуса на углу Мойки была открыта столовая «Пролетарий», на Невский проспект выходили окна ресторана «Дарьял». В 1923 году парадные помещения дома занял новый кинотеатр «Светлая лента», где тапером работал студент консерватории Дмитрий Шостакович. С 1931 года кинотеатр называется «Баррикада».
И в настоящее время в здании размещены рестораны, кафе, кинотеатр…
На протяжении столетий участок и его здания сохранили единую традицию. Здесь практически постоянно размещались крупнейшие в городе клубы, танцевальные и музыкальные общества, трактиры, затем рестораны. Этот дом всегда был и остается эпицентром вечерней жизни Санкт-Петербурга.

new
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность комментировать.
Общественное питание в Санкт-Петербурге – этапы развития

Общественное питание в Санкт-Петербурге прошло долгий путь развития, начиная с 1703 года. Постоялые дворы, рестораны и трактиры появились, когда началось строительство Петербурга, и из разных стран начали приезжать специалисты, которых нужно было где-то размещать и кормить.

Летняя жизнь пригородов Петербурга

Особенно примечательным явлением на той же Петергофской дороге стала серия регулярных садов, разбитых фаворитом Екатерины II Львом Александровичем Нарышкиным. Здесь им был организован сад «Баба», а напротив него - «Аглицкий сад», равного которому «вряд ли сыщется и в Англии».

Летние увеселения при Петре I

Император сидел у фонтана на шкиперской площадке за столом, уставленным табаком, трубками и вином. В 6 часов приносили ушат, наполненный простым вином. Каждому подавали ковш, а тех, кто отказывался пить, заставляли насильно.

Старый ресторанный Петербург: от «капернаума» до ресторана

Практически все владельцы ресторанов в Петербурге вышли из трактирного промысла. Так, рестораном «Медведь», располагавшимся на Большой Конюшенной, владел Алексей Акимович Судаков.

Трактирный промысел на Руси

Очерки по истории российского трактирного промысла с начала его возникновения

Летний отдых петербуржцев. Вступительная часть

Наряду с государственными праздниками обычной и популярной формой досуга горожан являлось участие в народных увеселениях и гуляниях. Непременным атрибутом таких увеселений были всевозможные аттракционы, карусели, качели. С конца XVIII века в моду вошли летние катальные горы. Их строили...

Рейтинг@Mail.ru