new

Исторические гостиницы: Астория и Англетер (Санкт-Петербург)

поделиться:

Угловой фасад здания гостиницы. 1913 г.
Фото Ф.К.Булла

Большая Морская ул., 39 / Малая Морская ул., 24

Давайте с головой окунемся в удивительно красивый и стильный мир роскошных апартаментов одной из самыз известных гостиниц в городе. Единый в настоящее время комплекс гостиниц «Астория» и «Англетер» за свою историю несколько раз переживал процессы разделения и объединения. Город строился и территория гостиницы делилась на 2 части, а затем объединялась, после чего снова следовал раздел.

В зоне современных Большой и Малой Морских улиц участки под застройку начали раздавать горожанам в 1739 году. Тогда будущая Большая Морская называлась Большой Гостиной улицей, а современная Малая Морская улица носила имя Луговой улицы. Первым владельцем участка по Большой Луговой улице стал купец Резвой, а участок по Большой Гостиной улице зарезервирован «под казенное строение» для строительства аптеки. Далее, вплоть до 1770-х - 1790-х годов участки развивались независимо. Уже к 1743 году на участке по Большой Луговой улице рыбопромышленник, купец и поставщик Императорского двора Терентий Резвой построил кирпичный дом. В 1757 году дом стал принадлежать другому владельцу - купцу Гнеушеву. А в 1771 году дом продан с публичных торгов. Новым владельцем стал адъютант Поггенполь.

Стол портье в вестибюле гостиницы, 1913 г.

Одновременно, участок на Большой Гостиной улице много лет резервировался под строительство аптеки, пока к 1770-м годам не был застроен 1-2 этажными флигелями.

Уже к 1798 году оба участка принадлежали адъютанту Поггенполю и обладали единым комплексом 2-х этажных зданий.

Но к 1809 году снова начались процессы дробления. Участок, теперь уже по Малой Морской улице, вплоть до 1849 года был во владениях наследников Поггенполя. А в 1854 году уже был в собственности у княгини Юсуповой - Зинаиды Ивановны (урожденной Нарышкиной), вдовы Бориса Николаевича Юсупова (известного владельца особняка Юсуповых на набережной реки Мойки, 94). Во втором браке Зинаида Ивановна Юсупова - маркиза Де Шово-до-Серр. С 1840-х годов, еще при С. Поггенполе дом перестроен под гостиницу «Наполеон». Владельцем (а может быть и управляющим) гостиницы был Наполеон Бокин. В этой гостинице в 1849 году жил Лев Толстой. Любили останавливаться здесь и Анатолий Николаевич Демидов, князь Сан-Донато. В 1896 году управляющим гостиницы, теперь уже «Англия», стал Т.Т.Шмидт. В 1908-1917 годах владельцами гостиницы «Англия» были граф и графиня Медем, а управляющим гостиницы - Вильгельм Карлович Ломач.

Гостиная при номере люкс,
1913 г.

Участок и застройка по Большой Морской улице после наследника Погенполей - губернского секретаря Фридриха Погенполя - в 1822 году оказались в руках у купца Таирова, затем - у купеческой жены Бахерахт (1836 год), у жены почетного гражданина Пелагеи Андреевны Колчиной (в 1849-1856 годы), у гвардии поручика Константина Воронина (вплоть до 1870 года). Затем, с 1871 года домом владел князь Д.А.Львов, а вслед за ним - его сын, князь А.Д.Львов, известный в истории городского пожарного дела. Он - автор первого руководства для городской пожарной команды, в 1892 году организовал Первую Всероссийскую пожарную выставку, на свои средства содержал пожарную команду и разместил в доме Соединенное Российское пожарное общество. В 1903 году здание куплено Страховым обществом «Россия», а в 1910 году владельцем участка стало Английское общество «Палас Отель».

В 1911 -1912 годы по заказу этого общества и по проекту известнейшего академика архитектуры Ф.И.Лидваля фирмой «Вайс и Фрейтаг» построено огромное шестиэтажное здание гостиницы «Астория». Фасады первого и второго этажей нового здания облицованы каменногорским гранитом, с высеченными в камне овальными медальонами, украшенными цветочными гирляндами. Третий, четвертый, пятый этажи объединены каннелированными пилястрами. Выше - широкий карниз, который завершается вазами, установленными на фоне мансардного этажа. По осуществленному проекту в гостинице размещены номера на 350 человек с самым современным в те времена оборудованием - со звукоизоляцией из пробки, с горячей и холодной водой, с бесшумной световой сигнализацией, с автоматической пылевысасывающей системой.

Столы, сервированные для чая в ресторане гостиницы, 1913 г.

Но особую гордость всей гостинице придал ресторан, ставший новым чудом петербургской ресторанной жизни. Главный вход в гостиницу с Исаакиевской площади вел в просторный вестибюль с белоснежным мраморным полом, застланным богатыми коврами, выполненными фирмами Кнаут и Ко (Берлин) и Варшавской ковровой фабрикой. Из вестибюля можно было пройти в зал ресторана, рассчитанного на 200 посетителей, а затем - и в зимний сад. Стены и колонны ресторана отделаны полированным красным деревом. Уникальный зимний сад размещен в центре здания на месте среднего двора. Он перекрыт высокой стеклянной крышей. Пол зимнего сада находился на несколько ступеней ниже и был сплошь покрыт драгоценным ковром. Рядом с зимним садом располагался банкетный зал на 200 персон, имевший отдельный вход с Большой Морской улицы. В случае необходимости все три огромных помещения легко объединялись в одно грандиозное помещение. Нужно было только удалить подвижные стеклянные перегородки между ними. Для нужд ресторана использовали также три роскошных салона и 8 отдельных кабинетов, дамский салон, читальню. Рядом с залами размещались кофейная и кондитерская кухни, буфетная. Люстры банкетного зала были изготовлены известной бронзовой фабрикой Бурцен (Саксония). Посуда для ресторана и гостиницы исполнена фарфоровым заводом Братьев Баушер (Вейден), столовое серебро поставила фирма Христофль из Парижа, хрусталь - хрустальный завод С. Луи (Лотарингия).

Посетители в баре гостиницы, 1979 г.

Огромная кухня размещалась в подвальном этаже. Она имела больщой очаг, специальные подъемники для блюд и кушаний, подъемники для чистой и грязной посуды. Рядом с главной «горячей» кухней находились так называемые «холодные кухни» (русская и французская) для приготовления закусок и холодных блюд. В одном комплексе размещались также помещения для чистки рыбы и овощей, а также уникальный холодильник, установленный фирмой «Альфа Нобель». Это была одна из фирм, принадлежащих знаменитой петербургской семье Нобель, родоначальницы многих Нобелевских премий, в том числе, Международных Нобелевских премий. Оборудование кухни поставлено известнейшими немецкими фирмами Зенкинг (Гильдесгейм) и Швабенландт (Мангейм). Конечно, огромный интерес вызывали также Малый винный погреб (для вин ежедневного потребления) и Большой винный погреб (для длительного хранения вин в бочках и бутылках).

Появление такого уникального объекта в самом сердце Санкт-Петербурга вызвало небывалый ажиотаж. И гостиница, и ее ресторан сразу попали в ожерелье самых фешенебельных объектов центра российской столицы. Не случайно, с 1914 года в ней проживали высшие чины Российской армии.

Вид на здание гостиницы и улицу Герцена, 1950 г. Фото: Люсин Б.С.

Уже в 1915 году гостиница «Астория» стала одним из самых притягательных мест. Современники связывали это с размещением «Астории» в самой аристократической зоне центра Санкт-Петербурга, с уникальными интерьерами ресторана и холлов, с уникальной кухней, а также с новым владельцем - французским гражданином Людвигом Людвиговичем Террье. Он стремился превратить гостиницу и ресторан в российско-французское учреждение, даже организовал для служащих курсы французского языка. В ресторане проводились благотворительные вечера и концерты. Ресторан «Астории» стал излюбленным местом общения за завтраками и за ужинами военных, дипломатов России и зарубежных посольств. В 1920-е годы гостиница использовалась под жилье руководителей города и Петроградской-Ленинградской губернии и носила название «1-й дом Петросовета». В 1920-м году здесь останавливались делегаты 2-го конгресса Коминтерна. С января 1942 года гостиница приютила истощенных голодом деятелей науки и культуры Ленинграда - ученых, архитекторов, писателей, музыкантов. В 1987 - 1990 годы гостиница «Астория» вместе с гостиницей «Англетер» была реконструирована и объединена в один комплекс. Так завершился очередной виток преобразования, который сделал гостиницу еще более комфортабельной, фешенебельной и привлекательной для жителей и гостей нашего города.

Авторы текста: Е.И. Краснова, С.В. Семенцов
Специально для «Путеводителя по ресторанам и гостиницам» №1 (2), 2002 год.
Фотоматериалы были предоставлены Центральным государственным архивом
кинофотодокументов Санкт-Петербурга

 

new
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность комментировать.
Общественное питание в Санкт-Петербурге – этапы развития

Общественное питание в Санкт-Петербурге прошло долгий путь развития, начиная с 1703 года. Постоялые дворы, рестораны и трактиры появились, когда началось строительство Петербурга, и из разных стран начали приезжать специалисты, которых нужно было где-то размещать и кормить.

Летняя жизнь пригородов Петербурга

Особенно примечательным явлением на той же Петергофской дороге стала серия регулярных садов, разбитых фаворитом Екатерины II Львом Александровичем Нарышкиным. Здесь им был организован сад «Баба», а напротив него - «Аглицкий сад», равного которому «вряд ли сыщется и в Англии».

Летние увеселения при Петре I

Император сидел у фонтана на шкиперской площадке за столом, уставленным табаком, трубками и вином. В 6 часов приносили ушат, наполненный простым вином. Каждому подавали ковш, а тех, кто отказывался пить, заставляли насильно.

Старый ресторанный Петербург: от «капернаума» до ресторана

Практически все владельцы ресторанов в Петербурге вышли из трактирного промысла. Так, рестораном «Медведь», располагавшимся на Большой Конюшенной, владел Алексей Акимович Судаков.

Трактирный промысел на Руси

Очерки по истории российского трактирного промысла с начала его возникновения

Летний отдых петербуржцев. Вступительная часть

Наряду с государственными праздниками обычной и популярной формой досуга горожан являлось участие в народных увеселениях и гуляниях. Непременным атрибутом таких увеселений были всевозможные аттракционы, карусели, качели. С конца XVIII века в моду вошли летние катальные горы. Их строили...

Рейтинг@Mail.ru