new

Часть III

поделиться:

В перчатках неприлично обедать.

Суп должно кушать сбоку ложки, а не с конца ее, как делают некоторые провинциалы, имеющие обыкновение вливать себе в горло, как делают с лекарством, суп или всякое другое жидкое кушанье и с каким-то как бы наслаждением прислушиваться к легким переливам жидкости. Должно кушать вообще как можно неслышнее, не придавая этому действию никакого рода торжественности, делающей невольно человека предметом общего внимания. Положив себе на тарелку какое бы то ни было мясо - курицу, котлетку, поросенка, рябчика и тому подобное, должно приниматься тотчас его кушать, не разрезая весь кусок на более мелкие кусочки, а кушая кусок за куском, по мере как они постепенно отрезаются ножом, который надо держать в правой руке, а вилку в левой.

Подбирать хлебом оставшуюся на тарелке подливку не следует, стряхивать крошки на тарелку также не годится, это дело прислуги. Когда берут себе на тарелку чего-нибудь с подаваемого лакеем блюда, должно обнаруживать умеренность в приеме, как бы привлекательно ни казалось подаваемое кушанье, потому что излишество может показаться обжорством, слишком же малая доза, наложенная на тарелку, есть невежливость против хозяев, показывая им, что кушанье это приготовлено не по вашему вкусу. Разрезать кусок пополам и откладывать одну половину снова на блюдо так же неприлично, как отыскивать на этом блюде по своему вкусу кусок.

С ножа есть ни в коем случае не следует. Овощи берутся на вилку, пудинги едят ложками. Рыбу с блюда должно непременно класть на тарелку особенной рыбной лопаточкой, принадлежностью всякого рыбного блюда.

Для спаржи подают особого рода серебряный снаряд, имеющий сходство со щипцами. Многие любители едят этот овощ, придерживая его деликатно пальцами, что даже видно из мемуаров знаменитых гастрономов, каков был, например, знаменитый из знаменитых любителей хорошо и правильно покушать Брилья Саварен. Следовательно, этот прием не может считаться неприличным, но, по нашему мнению, гораздо практичнее и вежливее отрезать головки ножом и кушать их вилкой, отбрасывая корешок.

Употребляя за столом плоды, имеющие косточки, должно незаметным образом выплевывать их в ладонь и класть на угол тарелки, что гораздо проще, чем выбрасывать их изо рта в ложку, как делают некоторые.

Этикет за обеденным столомТак как большей частью гости бывают размещены за столом так, что мужчина сидит возле дамы, то очень естественно ему быть к ней внимательным, предупреждая и исполняя ее желания. На парадных обедах эта обязанность много облегчается многочисленностью, прислуги, не допускающей гостей прислуживать друг другу, но всегда готовой при малейшем знаке явиться и исполнить приказание. На семейных же, дружеских обедах, даже в официальные дни, эта предупредительность к даме предписывается законами общежития. У англичан не принято, чтобы дама или девица протянула своему кавалеру пустую рюмку, прося его налить ей такого или такого вина. Ее, бедняжку, осмеяли бы за такое бесстыдство, а потому кавалер, сидящий возле нее, обязан предупредить подобную для нее неприятность, наливая в ее рюмку вино по ее выбору. У нас и у французов не существует этой щепетильности, и не только молодые женщины, но и девицы имеют право, нисколько не возбуждая насмешек, просить кавалера налить в рюмку хереса или лафита. Пить вино не должно никогда залпом или пощелкивая губами, как делают иные охотники и знатоки, для женщины это не годится, так как предполагается, что она пьет вино только в гигиеническом отношении, а вовсе не как лакомое питье.

В былые времена кавалер, налив себе рюмку вина, должен был обращаться к соседке с желанием ей здоровья, нынче же этот стеснительный этикет совершенно вышел из обыкновения и сохранился еще только при шампанском. Когда кавалер пьет за здоровье своей соседки, она должна ему ответить тем же, но если ей запрещено докторами пить шампанское, она может просить налить в ее бокал очень малое количество, вполне безвредное для ее здоровья, обмакнуть в него губы и, слегка наклонив голову в сторону кавалера, поднести спой бокал к его бокалу. Этим маневром она достаточно докажет ему светскую вежливость, не повредив нисколько своему здоровью. Настаивать же на большем приеме или просить возобновить его было бы со стороны кавалера крайне неприлично и даже дерзко.

Некоторые кушанья запиваются преимущественно одного какого-нибудь сорта винами. Например, супы и рыба требуют, согласно с обычаем, чтобы после них подавали херес или сотерн; после черепахового пюре разносят пунш: бургундское - после жареной дичины; шипучие вина подаются между жарким и пирожным; после сладкого пьют мадеру; портвейн употребляется после сыра: десерт сопровождается токайским, мадерой, кларетом или хересом. Бургундское и кларет слегка подогревают в горячем песке, и вообще все красные вина подаются отнюдь не слишком холодными, шампанское же, напротив, как всем известно, держат в металлических вазах, наполненных льдом, и вынимают бутылки из этой ледяной ванны только в ту минуту, когда лакеи должны разность вино кругом стола и наливать его в бокалы. В старину прислуга при этом случае выказывала большую или меньшую меру ловкости при откупоривании бутылки, пуская пробку в потолок; нынче же она обязана выполнять это как можно неслышнее, чтобы не пугать дам и не брызгать вином на их наряды. Бутылочные выстрелы сохранились только в холостых компаниях и в ресторанах.

Десерт требует серебряных ножей и вилок. Если дама попросит кавалера очистить ей апельсин, он должен надрезать кожу ножом в четырех местах продолговато, осторожно отделить ее от мяса, но не отбрасывать, а оставлять у оконечности настолько, чтобы можно было держать на ладони, не прикасаясь своею рукою к очищенной части плода.

Салфетку, находящуюся на приборе, не должно развертывать вполне и мять в руках, а разложить на коленях аккуратно, развернув ее по складкам в продолговатом виде.

Хлеб не режут ножом, а равно и не берут целого ломтя в руки, но по мере надобности отламывают небольшие кусочки.

Должно избегать говорить с полным ртом и вообще наполнять его умеренно пищей из опасения поперхнуться и закашляться. Разрезая мясо на тарелке, следует локти прижимать к телу, чтоб не толкнуть соседа, а если вследствие излишней тесноты, несмотря на осторожность, вам случилось дотронуться локтем до сидящего возле гостя, поспешите перед ним извиниться, чтобы не возбудить с его стороны подозрения, что движение ваше было умышленно. В особенности это в высшей степени невежливо в отношении дамы, так как имеет вид неприличного заигрыванья.

Зная, что в доме; где вы обедаете, хозяин любит щеголять разнообразием вин и отказываться от них будет значить сделать ему неприятность, не давайте лакею наливать вам полные рюмки, а ограничивайтесь всякий раз весьма небольшим количеством, так как смешение сортов вредно действует на голову и легко охмеляет человека.

Для различных вин подаются и различного вида рюмки. Например, для шампанского - бокалы, для рейнвейна - плосковатые рюмки из темного стекла, для бургундского - широкие хрустальные кубки, равно как и для кларета, для хереса и мадеры - обыкновенные рюмки, для токайского - зеленого стекла, для портвейна - большие рюмки в форме колокола.

Светские люди твердо знают эти различия и не подвергнут себя насмешкам, протянув лакею обыкновенную рюмку, когда он предлагает портвейн, и не нальют хереса в зеленого стекла кубок.

На больших обедах столовые вина подают в графинах, и для красных вин, каковы лафит, марго и другие, мужчины употребляют небольшие стаканы.

Рейнвейн подается в бутылках, кларет и бургундское разносят в специальных для этого употребления изготовленных стеклянных кувшинах, а обыкновенное столовое красное вино, медок, равно как белое вейндеграв (vin de graves), ставят на стол в обыкновенных графинах.

Кофе и сладкие ликеры (pousse-cafe) подают большею частью через четверть часа после десерта; кофе пьют без сливок и без всякого рода печенья и запивают крохотной рюмочкой маслообразного сладкого ликера; этот напиток не хмелен, быв употреблен в таком малом количестве. Его подают для успешного пищеварения после обильного и разнообразного употребления иногда довольно тяжелых съестных предметов, как, например, трюфели, лососина, омары и другие, а потому дамы и девицы безразлично с мужчинами пьют ликеры непосредственно после кофе. Отказываться - значит жеманиться и навлекать на себя справедливое порицание. Вообще за обедом, как во всех случаях общежительства, светский человек, чтобы быть во всех отношениях приличным, должен действовать мягко, спокойно, обдуманно, ничем не выставлять себя напоказ, быть веселым без излишества, развязным без нахальства и предупредительным без раболепства.

Истинно благовоспитанный человек никогда не забывает своего достоинства, он строго выполняет все обряды общежития, умея сохранить наружную простоту во всех своих действиях. Это относится как к мужчинам, так и к женщинам. Последние даже более первых подвержены светскому злословию, и нигде оно не находит столько пищи, как во время обедов, когда малейшая ошибка против приличия возбуждает подозрения в кокетстве, притворстве, жеманстве и надменности.

Хозяева обыкновенно стараются в центре обеденного стола поместить гостя, известного им своею разговорчивостью, искусством хорошо передавать городские новости, остроумного, бойкого - рассказчика, умеющего приковывать и увлекать внимание присутствующих. Он рассказывает самые смешные вещи, не улыбаясь и тем самым сильнее возбуждая веселость посторонних лиц, но, заметьте, в порядочном обществе веселость эта никогда не должна доходить до хохота, а ограничиваться умеренным смехом без всяких жестикуляции, откидываний на спинку стула, закрывания лица салфеткою и других проявлений дурного воспитания.

Говоря про ликеры, мы забыли упомянуть, что, употребляя их как жидкое лакомство наравне с конфетками, вареньями и пастилами, можно пить их не залпом, как пьют мужчины водку за закуской, а с расстановками, малыми глотками, услаждая вкус и обоняние ароматом ликера.

Иные мужчины пьют и водку таким же образом, но, по мнению гастрономов, это вполне неправильно, и вот тому причина: все водки, ром, коньяк употребляются для возбуждения аппетита, приготовляя желудок безнаказанно принимать маловарительную пищу, и чем скорее проникнут они в пищеварительные органы, тем легче человек выдержит излишнее количество пищи. Пропуская же крепкий напиток малыми глотками, мы приводим только в раздражение горловую оболочку, в которой от этого происходит неприятное щекотанье, возбуждающее кашель. Но опять-таки повторяем: и залпом выпить рюмку водки должно прилично, не закидывая безобразно голову назад, не раскрывая безмерно рот и не покрякивая после приема.

Этикет за обеденным столомОбязанность хозяев, дающих парадный обед, преисполнена мелочных трудностей, из которых помогает выйти с успехом утонченная светскость.

Вот как относится к этому предмету знаменитый французский гастроном Брилья Саварен: «Приглашать знакомых своих на обед - значит принимать на себя ответственность за их полное удовольствие на все время, пока они будут находиться под кровлею. В подобном случае хозяева не должны останавливаться ни перед какими издержками, и слишком посредственный, неискусно приготовленный обед обличает нерадение хозяина к гостям. Дело тут не в численности блюд, но в превосходстве продуктов, в уменье организовать и в правильном искусстве приготовления кушаний. Обязанности хозяйки еще труднее обязанностей хозяина, и можно с уверенностью сказать, что это есть искусство, далеко не всем женщинам доступное. Она должна не заметно для присутствующих следить за всеми перипетиями обеда, управлять действиями прислуги, наблюдать за удовлетворением каждого гостя и все это выполнять, не прерывая светского разговора, отвечая улыбками на комплименты мужчин, бросая мимоходом остроумные замечания, возбуждая ловким вмешательством на минуту упавший разговор или ободряя ласкою излишнюю скромность какой-нибудь неопытной гостьи.

И все это должно выполняться просто, без всякого видимого усилия. Гости не должны замечать, что они - предмет ее стараний, что все думы ее, все ее желания стремятся к тому, чтобы они были довольны. Чем бесстрастнее, спокойнее, незаметнее все это выполняется, тем приятнее делается обед и тем чистосердечнее, развязнее, увлекательнее делается веселое расположение гостей».

Должно стараться есть не продолжительнее других гостей, чтобы не заставлять их себя дожидаться и тем не препятствовать деятельности при слуги. Иные старые люди имеют дурную привычку есть очень долго, что, впрочем, иногда происходит от физических причин, и в таком случае из уважения к их летам хозяева должны сами замедлить несколько свою еду, чтобы не ввести их в замешательство и не заставить возвратить лакею тарелку с кушаньем, едва ими отведанным. То же самое снисходительное внимание могут оказать и благовоспитанные соседи, разделяющие таким образом тягость хозяйской обязанности. По окончании обеда кавалеры прежним порядком отводят своих дам в гостиную. И тут благодарят поочередно хозяев.

Уходить немедленно домой в высшей степени неучтиво, не только вон из дома, но даже в хозяйский кабинет, куда мужчины обыкновенно собираются после обеда преимущественно для курения. Не должно удаляться тотчас после возвращения в гостиную, а, по крайней мере, с полчаса времени принимать участие в общем разговоре, отличающемся большею частью после хорошего обеда живостью, остроумием и веселостью.

Впрочем, и в этом простом действии не должно переступать за известную меру приличия, и слишком продолжительное, а в особенности одиночное, пребывание мужчины в домашнем кругу может быть иногда стеснительно для дам и для девиц, желающих употребить эти минуты свободы на задушевные дружеские беседы или на отдых.

Что касается курения папирос или сигар, привлекающих мужчин молодых и пожилых в кабинет хозяина после обеда, то в настоящее время (вот уже более двадцати лет) петербургские гостиные, разумеется, не дипломатические, не придворные, не официальные или принадлежащие миллионерам, корчащим из себя американских богачей-аристократов заатлантической республики, а те гостиные, впрочем, и хорошего общества, которые носят колорит милой простоты и интимности, то в этих последних гостиных всегда можно найти камелек с английским каменным углем, пытающим весело и ярко, а около этого камелька почти всегда, не ходя далеко, располагаются после обеда любители легкого кейфа с сигарою или папиросою в зубах.


Отрывок из книги «Светский человек»,
создана она более ста лет назад (1880 год)
на основе принятого в русском обществе этикета


Часть I Часть II

new
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность комментировать.
Рейтинг@Mail.ru